У мужчин, наверное, комплексы поменьше?

August 6, 2016

 

Не соглашусь. Они их только тщательнее скрывают.

Признаться, даже самому себе, что боишься такой чепухи, как оказаться в центре внимания и что-то говорить,  — сразу же мужская ущербность так и чувствуется. А чтобы это заметили еще окружающие…. Вот многие и изображают из себя «крутых», хотя на самом деле таковыми никак не являются.

Могу также сказать, что военные, полицейские, мастера боевых искусств, бизнесмены, люди по настоящему смелые,  тем не менее далеко не редко становятся слушателями моих курсов. Потому что это не одно и тоже: быть смелым по жизни и спокойно  выдерживать устремленные на тебя взгляды, острые, насмешливые, да еще и умно говорить.

     

     А вот для примера обещанная история мужской закомплексованности.

     Валерий К.: «…Я был самым первым ребенком в семье, желанным (почему бы и нет?). Первое что сказали про меня в роддоме, что я очень серьезный и лицо у меня хоть и детское, но сердитое. Сколько себя помню, «серьезный» – это самое часто произносимое слово, когда речь шла обо мне. Мама меня часто называла партизан, потому что из меня слова никогда не вытянешь, я даже этим гордился, что не просто кто-то там…а партизан. Чуть повзрослев, в садике, в старшей группе, как то смутно стал ощущать, что с некоторыми ребятами дружат намного больше и чаще с ними играют. Понятно что никаких выводов я сделать не мог и слово коммуникация, не то что бы понял, я даже бы его не выговорил.

     Подруги говорили маме, что вырастет сын не самостоятельным, с другими детьми не особо играет, а все за мамой. В школе успеваемость была на «троечку», стеснялся спрашивать, был всегда в сторонке, меня часто подкалывали. Мама, за плохие оценки иногда говорила, что у меня и не учебы толком, и не друзей толком. Я конечно расстраивался, сам от этого был не восторге, и не знал просто напросто, как сделать так, чтоб было все иначе, все так как у всех — друзья, особенно подруги, шумные компании и т.д. Мне казалось, что во всем белом свете только у меня может случиться такое…такое, что даже не поддается осмыслению. Когда болит рука, тут понятно – залечил, забинтовал, когда нога – тоже. А тут нечто незримое, неосязаемое, но тяготящее и давящее…Это было в классе пятом-седьмом.

     В речном училище было немного попроще, но я по прежнему оставался тихим, незаметным. Мой друг тех времен, а у него были врожденные уродства руки и груди (на одной руке кисть была сморщена от рождения и грудь слева была впалая, как будто не хватало части), был более общителен и даже девушек у него было намного больше. Я от этого начал смотреть на свою жизнь глазами полными немого вопроса: «Ну как это я так живу? И почему так?» Мне девушки говорили, что я симпатичный, но общаться не хотели. Так мне тогда казалось, что это они не хотели, я то ведь хотел, а они-то не чувствовали этого. Мой друг начал вести половую жизнь, а я только все ждал, когда же они захотят со мной секса. Друг, конечно, пытался втянуть меня в свои компании и знакомить, в надежде, что все таки моя вожделенная мечта лишиться девственности осуществится. Нам тогда было лет 16. Но всякий раз когда я оставался с девушкой наедине, попадал в состояние – «быстрее ноги в руки и бегом». Мне даже было не ловко, когда на улице девушки смотрели на меня, а уж о том, чтоб я их разглядывал… Когда друг во время совместной прогулки кричал какой нибудь парочке красоток: «Эй, куда вы? Давайте к нам», — я мысленно говорил себе: «Только бы не подошли, только бы не подошли», — хотя дико желал, чтобы все как раз-таки было наоборот.

     В 22 года, во время учебы в университете судьба меня свела с одной девушкой. Мы познакомились с ней через брата. Она была очень контактной и общительной, так что 80% нашего общения приходилось на нее. Сначала все развивалось хорошо, но так как я не мог дать ей понять, что я хочу быть с ней в качестве ее парня, то постепенно мы стали просто друзьями и то не надолго, так как у нее появился молодой человек. Паша, так звали молодого человека, не был таким тугодумом как я и буквально за месяц девушка моя (я так считал, вернее так мечтал) стала женщиной. Мне хотелось выть. Я очень часто пил. Сначала вроде для веселья, потом понял, что никакого веселья нет и в помине. Потом… да просто так! Так продолжалось год-два-три. Не то, что пил беспробудно, конечно нет! Была ведь работа, учеба, родители.

     Легче стало взаимодействовать с людьми, после того, как я устроился в большой строительный гипермаркет. Через месяц работы на новом месте меня перевели в реставраторы – это отделочные работы в отделах всего магазина (надо было собирать из гипсокартона мини-комнатки, клеить обои, стелить ламинат, в общем представлять весь строительный ассортимент в выгодном свете). А заниматься подобным я особо не умел, поэтому мне приходилось постоянно спрашивать у продавцов – консультантов: «Что? Да как?». То есть возникла необходимость задавать вопросы. Как приготовить шпаклевку, как собрать каркас для гипсокартона? Сначала задавать вопросы было необходимостью, а потом стало как-то легче в этом плане. Но с девушками все равно только по работе и не более. После работы все расходились компаниями, а я быстрее домой.

Спрашивать что то на улице мог только в крайней необходимости, боялся, что сейчас раскраснеюсь, запнусь, слова перепутаю. Хотя все понимал, понимал что это не нормально, что ничего нет в этом такого сверх естественного, но ничего не мог с собой поделать. Стоял какой то ступор и все тут!

     Потом поменял работу, устроился оператором на АЗС, потом перевели в руководители АЗС. Здесь ситуация была с одной стороны легче, а с другой тяжелее: надо организовывать и требовать выполнение работы у женщин 40-50 лет (у них были дети моего возраста). Смущаться и требовать чего то с растерянным лицом, ну ни в какие ворота! Хотя не все так было гладко, я себя сильно пересиливал и через год все как-то притерлось, появилось чувство или даже выработалась уверенность, что «как я сказал так и будет!». И общаться стал больше не только по работе со своими подчиненными, но и о жизни.

     С выпивкой, да и с сигаретами (курил изредка по пьяной лавочке) решил завязать (понял что теряю человеческий облик, что людей отталкивает человек с тоской в глазах). Разошлись пути с бывшими приятелями, такими же забитыми, закомплексованными. Я с ними разговаривал часто на эту тему, вроде иногда они раскрывались, но чтоб что-то менять? В этом я у них не встречал уже никакого понимания! Стал играть ни гитаре, научился кататься на коньках, на роликах. Иногда смотрел на калек в метро и задумывался: «Мне ли горевать,  му..д..к ты, слабохарактерный!» — и все в таком духе… Потом понял, что для меня самое страшное в алкоголе, не то, что просыпаешься опухшим, с красным лицом, не то, что тошнит, трясет, а то, что он забирает душевные силы, нет желания что то менять, нет желания преодолевать себя, нет желания стать лучше и счастливее. НЕТ ЖЕЛАНИЯ ЖЕЛАТЬ!!!

     Стал интересоваться различной литературой, курсами. Подумывал конечно пройти какие-нибудь тренинги, но не решался. Все думал: как на меня посмотрят люди? Даже в голову не приходило, что люди пришли за тем же самым, за чем и я. Пугало больше всего, что прилюдно придется рассказать о том, почему я здесь? Почему пришел на тренинг? Что бы хотел поменять? Как вообще докатился до такой жизни?»

Сами делайте из этой истории выводы. В следующий раз предложу проанализировать негативные последствия закомплексованности в обобщенном виде….

Please reload

Избранные посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2016 Центр «Зеркало»
Сайт создан на
Wix.com

Тел.: +7 (812)-642-21-59  

Email: adm.zerkalo@gmail.com
 

Контактная информация

Адрес​​: Санкт-Петербург

Большой Сампсониевский пр.,22

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now